Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:53 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Ловить весенние взгляды, слышать в сто раз острее, на дворе птицы в кровате сны, разрозненны и туманны. Дипломная горячка жаром нестерпимым в лицо бьёт. Ты знаешь, что я никогда тебя не любил. И ты знаешь, Катя, что у меня есть всё по другую сторону, сторону где глаза слегка игривы, где есть потаённая активность и тихая страсть -- там я нашёл себя и никогда не забуду. Молниеносно с выгнутой спиной стоите, врач вы, предо мной, и в голове у вас графья, а их уже не стало более, и только в дрёме просыпаясь прошу я вас -- подвиньте ногу. Потом увидети вы трутня, служите вы ему покорно, и что же выйдет в результате кроме слов и дурной брани.

17:50 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Начать можно было бы с разного, и посещение вчерашнее коллектива аналитиков больше мне рассказало про мою грязную сумку, и неумение динамично наливать вино, чем про содержание самой проблемы. И мне было приятно, что я туда пришёл, но не удалось уйти сказав едкие и красивые слова на прощание, чтобы хоть как-то выделить себя из массы умных, но играющих в свой маленький бридж интеллектуалов, проговаривающих термины, о которых я был раньше наслышан, но не был в курсе, что можно их употреблять с такой легкостью.

1. Цели:
Написать диплом.
Сделать билет.
Подготовиться к экзаменам.
Заработать денег.
Убраться в комнате.

И делать с каждым днём свою жизнь чуть более динамичной.
Читаю Мерфи Самюэля Бекета.
Совершенно иррациональный бездельник и вкусом к игре и красоте, с вкусом нежным, и почему такие изредка романтичные натуры продолжают радовать глаз девушек?

02:31 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Вечер начался с того, что я запланировал перед сном некоторые дела, но в силу того, что проснулся слишком поздно, пришлось вместо выполнения дел разговаривать с отцом и провести ему что-то вроде курса психоанализа, расспрашивая о том, как обстоят его дела, какие у него есть цели, и чего он хочет добиться. Это было интересное мероприятие, и он даже смог на некоторые из вопросов ответить честно. Мне не снятся сны, сны о счастливом будущем, где есть мечты, для многих их жизнь стала мечтой, но не моя. Мне рассказывают о разных странах, мне рассказывают о разных случаях из жизни, а я вот на каком-то теоретическом уровне не могу предоставить им свой опыт. И, оказывается, что и общаться со мной неинтересно, потому что у меня и нет этого опыта. Встретил Вечером после того, как целый день ходил бродил в каких-то недопереживаниях и Гришки с 5-го этажа, встретил, короче Веру, и она была на скутере, и вот то, что она была на скутере и то, что у Феди новый телефон, показывает мне путь "всегда делать больше" и всегда делать с некоторым искусством преобразования себя. Делать каждый последующий день лучше, чем предыдущий. С другой стороны окружающие, которые верят в меня, например, та же Катя. Она верила в меня, она писала мне об этом.

04:53 

Призрачный час.

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Бывает так, что ты забываешься, теряешь ветер, снуешь из стороны в сторону, и изредка "сознание усталое" подает сигнал бедствия тревоги, ещё сильнее нагружая хлипкую и тягучую волю. Будь безрасс.. безсстрашен... нет -- всё не то. Правильно так -- будь безжалостен, потому что сейчас наедине с собой ты глубинно осознаешь потерю и тщетность любых слов, кроме слов любимой и одной единственной. Amor non est medicabilis herbis. Вера, ты знаешь, как сильно я тебя Люблю. Даже если такая любовь тебе и не нужна, но я большего и дать не могу -- тут заканчивается предел меня -- вещи-в-себе-и-для-тебя, но никогда не для себя. Прокручивать разные стратегии уже поздно. Уже поздно сетовать на недосказанность. Обвинять тебя в том, что можно было и поговорить со мной -- ведь даже если так, если не соблюдается первичный этикет, то всё-таки и мне можно было быть более решительным, решиться чуть на более, чем на прогулки в летнем ночном дожде, а приехать к тебе и сказать те слова, которые навсегда оставили меня избавленным и прощенным. Избавленным от вины недостаточности. Ведь я возможно и в будущем буду жалеть о малодушии. Ну чтож стоит это признать -- я малодушен. Потому что болен (органически?), потому что мои легкие больны. Кто знает: не туберкулез ли это ли рак. Не важно! Твоё жеманно-соблазнительное коварство простеца сделало меня счастливым на неделю-две. А теперь перестаю копировать те повадки, которые постепенно вымываются в потоке бессмысленных упреков относительно диплома, работы, упущенных уже сейчас возможностей. Сделал я ведь первый поступок в своей жизни, и даже он в свете прожекторов кажется таким ничтожным. Отстранить преподавателя! Да, это борьба, но это был лучший наш преподаватель, по которому теперь можно только скучать. Это всё можно оправдать лишь единственным -- остракизмом. Диплом хочет документа, диплом просится на белые простыни туалетных бумаг, с зазубринами в виде сносок. Снести теперь туда всё то "знание", что было безвозвратно забыто за четыре года, спешки, или медлительности. На повороте заносит в обратную сторону от откровенности, когда не выходишь на свою траекторию, то и движешься такими виражами. Жаль только, что видят меня лишь в заносах, в крайнх точках, и в этих крайностях я выгляжу до безобразия пошло. Извините меня за пошлость! Если можно было ещё перед кем-то извиниться, если я умею насиловать словами, я не хотел. Точнее хотел, но всего лишь убить в себе всё сентиментальное, что ещё пенится, разъедает. И вы же знаете, что я никогда не умел разговаривать, а всего лишь тихо кричать. Так и примите это как крик отчаяния, как крик того, что в более глубокую рытвину мне уже не попасть, что я могу оттолкнуться от тотального имморализма, чтобы скрыть в себе детскую обиду материнской нелюбви.
И влюбил, и держу, и восхищаюсь тем, кто даже способен вот иметь дело с такими людьми, которые давно живут в нарциссическом дурмане, бесконечных "великих" планах, и НИЧЕГО не отдают. Хотя бы сам сейчас я предпочел в другом видть нечто подобное, хотя бы чтобы он был устойчив -- и на том бы сказал спасибо. Короче, всё или ничего. А если постоянно ничего, то согласен и на грошики. Слышите я сдался, пятак бы мне на метро, перед метро ручку дать посмотреть в глаза, сделать шаг назад, когда невозможно терпеть искушения разреветься у тебя на шее, и сделать шаг вперед увидев в моих глазах смирение с неудачей, мучительную робость. Прости меня! За всё! И даже за то, что я не могу тебя дожидаться по-честному, что я уже колекционирую рядом рой "воздыхательниц", которые позволяют совсем не падать. А может и упасть как раньше было бы честнее? Нет, теперь я жалостлив и знаю, что смертная смерть черного прошлого года одарила меня грустью, что врослась в кости. А ещё я падок на лесть. Это просто говорящие сладкие уста наготове в любой неразберихе. Хорошее предосторожность, чтобы не умереть.

22:24 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Одна из самых красивых и желанных, вера, всё ещё проолжает оставаться со мной. Недавно она добавилась ко мне в твиттер и теперь будет следить и сегодня я вышел на полчаса затем, чтобы сделать твит, какой-нибудь более-менее осмысленный, связанный с ней, или всей той ситуацией, которая происходит в институте последнее время. Мы чувствовали себя так хорошо, когда были вместе, воевали против Малера и все почувствовали воздух свободы, воздух настоящей способности принимать решения и думать философски. Малер сегодня был, так и не разрешился вчера вопрос с Гусейновым, хотя, я и надеялся, что это будет как можно скорее, как только возможно скорее. Дело заключается в маленькой интриге, в которой приняла участие руководитель сектора западной философии Синеокая Ю.В. и передала письмо вверх к тому самому Гусейнову, доченьку которого я так сильно люблю, с которой быть хочу, к которой поеду в гости скоро. Ещё теперь у меня есть Катюша, о ней можно было только мечтать две девочки мечты в одной и то же время и невероятный везунчик -- этого не бывает, такого не бывает, понимаете. Чтобы так сразу и друзья и любовь.
Семинар был сорван тем, что я плохо подготовился. Дальше спал полдня. До вечера. Профессор Роднин, именно ты сможешь быстро и точно говорить о разном, о науке в таком стиле, который только может быть приятен для слуха учёного с такой скоростью, с такой силой. И мы будем вместе читать Кассирера или других, осталось только отправить письмо всё будет сделано в срок.

00:11 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
С нового года мы больше не общаемся с верой. Она была для меня многим, она была для меня всем. И теперь мне приходится всё это осознать, осознать собственные ошибки. Осознать ошибки, чтобы стать другим -- это неизбежно. Только осознавая ошибки можно измениться. Теперь у меня есть другая девушка, и эта девушка мне беспредельно нравится, она для меня всё, и я обязан её любить и лелеять, насколько хватит у меня сил и возможностей.

01:35 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Я потерял эту традицию, в чём-то даже неплохую записывать сюда впечатления. И тем самым я лишаюсь места для последовательного продумывания своих действий и впечатлений, что так или иначе ведёт к бездумью. И нет другой возможности избежать этого бездумья, чем вырабатывать позиции, замечать, подмечать, структурировать в конце концов своё время. В общем, не стоит этого стесняться -- вместо того, чтобы лишний раз пойти-покурить, следовало бы описать сегодняшний день не оставляя за бортом подробности, столь важные подробности, по которым не то чтобы потомки, но я в будущем смогу проследить изменения, которые происходят со мной, как описание болезни или наоборот возвращение здоровья. Чем объяснить моё плохое настроение -- да вот тем, что я не подготовил эссе для апресяна, и я думал, придумывал различные предлоги для собственной лени -- дело неблагодарное, но чем хитрее разум, тем более изощренные он придумывает отговорки и оправдания, чтобы увильнуть от коренного разлома, который пролегает между волей и разумом, и не стоит винить разум, где нет привычки, тренировки, где нет графиков, в которые можно было бы занести дела завтрашние и сегодняшние.

16:06 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
сегодня я не сделал ничего вчера не сделал ничего креативить искусство жить творчество и достоинство -- это те вещи, которые смогут нас спасти

15:37 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
сультуция расхлябанная пиши курсач невежда, может, и когда будет праздник и на твоей улице

23:34 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
писать

22:07 

3 конфликта

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
1. С моим соседом из дома, который услышав про мои "амбиции" почувствовал высокомерие, и когда увидел в следующий раз, попытался меня принизить всеми возможными способами, вызвав страх. Он говорил, что у него есть связи в милиции, что у гаражиков нельзя будет обманывать, хотя я совершеннно не обманывал, говоря, что здесь мой дом и живу я с детства. А я стал оправдываться, и это была моя ключевая ошибка -- не смог себя отстоять.
2. В фирме, где было очень интересно, где можно было увидеть бизнес-среду в действии, тая в себе некоторую обиду и слабость -- я не спал нормально несколько дней, поружался с "контентщиком" опять же рассказав многое о себе, что требовало подтверждения, и немного обидев его глупыми шутками -- про живот была самая отвратительная. На что он прореагировал и не захотел со мной больше работать. Не смотря на остальные возможности я развернулся и ушёл. Место было достойное, и если бы я захотел учиться, то оно многое бы мне дало, но, к сожалению, -- нет.
3. Конфликт с отцом по поводу курения, когда не имея других способов на меня воздействовать он пригрозил, что выгонит меня из дома -- я из-за своей гордости мгновенно согласился, чтобы поставить его в неудобное положение и вызвать в нём чувство вины, будучи уверенным, что эти угрозы не будут исполнены, я тем не менее продемонстрировал свою свободу и высокомерие.

Вывод: я позволяю себе некоторые высказывания, которые делают другим людям обидно, и ставят их ниже меня, за что в последующим приходится страдать мне и им.
Превосходить надо не на словах, а на деле.

Скромность должна быть.

19:36 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
венера говно, хуйло, чтобы она сдохла вор проклятый в пизду пошла. я её презираю

23:54 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
гулял попасть хотел на лекцию, но немного опоздал и пришлось долго искать. дома находиться практически невозможно. лишь только редкое общение с девочкой вероникой, да запрос на поступление на работу, на стажировку в компанию, которая готовит контент. думается, что мандельштам будет тихим спутником, но сегодня мне всё же удастся его добить и перейти к доктору живаго.

01:00 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
злоба, злоба, сердце твоё в злобе
что делать, если ничего кроме злобы не осталась
какая возможна любовь на путех зла?
как можно уберечь себя от стражника, что ищет зло в других.
как проглотить голову змеи, что внутри тебя и полна яда -- эта пиявка, что присосалась от других и теперь она заставляет тебя бесконечно говорить
не говори больше -- живи в соответствии с природой
что может быть лучше
только живи --
ведь ты любишь жизнь
не правда ли?

01:53 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
мыслительная импотенция, фон пропал что же делать9

18:46 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
эх эта невероятная слабость от безделья в жаркой комнате, эти безрезультатные поиски ключей, которые ускользают в слепую область привычного и обыденного, и то, что они постоянно находятся в разных местах значит, что это слепое тоже играет перемещается, оно никогда не бывает на своём месте, оно боится оказаться тождественным себе и вскрыться -- ведь его вскрытие значило бы мгновенное обнаружение. эти мелкие проблемки вроде заложенности носа или сбивчивого дыхания -- можно подумать, что я их очень люблю -- как вот это слегка ноющее ощущение в руке. а может быть усталость от того, что саша вчера переживала и я лёг с этими переживаниями, но благо отец мой постарался и сделал мне дубликат ключей. я единственная его поддержка, а он достойный слушатель, который правда утомился, что его постоянно учат и поучают, и это дурной знак, что внутри сидит то, что тянет кому-то испортить настроение, сделать его подконтрольным, доказать свою правоту. моя мать звонила радостно -- она стала каким-то чуждым человеком -- эта чуйка выдаёт неествественность её бодрости, как будто я угадываю, что она хочет показаться передо мной образцовой матерью, а я этому не радуюсь не радуюсь чужому маленькому иногда мелкому меркантильному счастью. а какое счастье у меня? читать чалмерса? писать вероники или каким-то другим новым девушкам, может позаботится о себе. моё счастье ни чем не более счастье чем их, чем их ответственность, чем их действия. на этой неделе надо не забыть про работу -- всё же я её найду, а для этого нужно стараться. в результате моих обвинений рита отказалась со мной общаться; и всё-таки она была моим другом, на ком я мечтал паразитировать. не говорить про добиться а добиваться, преодолевая блоки и треск; у старых же людей этого добра намного больше, а почему я беспокоюсь сейчас; но всё же к врачу надо сходить, из-за живота -- сделать рентген, из-за носа, который постоянно заложен. четыре лекции по анархии. увижу вчерашнюю девушку может

02:10 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Мой день начался позже обычного было где-то около 13.30, когда я позвонил моему оту. До этого ночью мне долго не удавалось заснуть, и в середине ночи я нашел ключи на самом видном месте послреди комнаты коридора, где должен был посмотреть. У меня остаются сомнения в том, что их могла положить Венера. Дальше я зашёл на сайт, где есть множество бесплатных лекций (заплатить за билет в метро(, потом я обнаружил, что у меня мало денег и поехал к маме, предвариттельно несколько раз бросив трубку, когда она пыталась обо мне "позаботиться", напоминая, что в метро ездить небезопасно. Я поехал к ней и она настойчиво хотела высказаться, но я ей мешал, потому что как мне кажется её настрой может передаваться и её страх, если сразу же его не блокировать, поэтому я сделал подмену: я сказал, что она на самом деле нападает, но боится и поэтому как защитная реакция ведёт себя довольно грубо и пытается резко всунуть в меня идею страха для того, чтобы получить поддержку. На её лице я видел улыбку -- эту улыбку я вижу не в первый раз, это улыбка "присваивания" и как мне кажется, она бывает у людей, когда удаётся раскрыть их игру, то есть есть правда в суждении, что ей страшно, и она чувствует себя как маленький ребенок и улыбается, таким образом удалось преодолеть её порыв, как бы угадав ту личность, которая на самом деле говорит, а возможно, что человек сам не знает, почему он то или иное делает, поэтому улыбается правдоподобной и дерзкой интерпретации, когда он меняется ролями, потому что против заботы очень сложно сопротивляться. Когда я приехал домой, то там я встретив венеру, которая закрылась в большой комнате, и то, что она закрылась меня несколько обеспокоило, потому что мне показалось, что таким образом она захватывает пространство, захватывает пространство при помощи труда, а далее я подумал, что труд не обеспечивает права на пространство, если оно ограничено, потому что мне не надо трудиться чтобы быть здесь хозяином. Также я был расстроен тем, что я оправдываюсь, что я продолжал отчасти делать, с соседом, который живёт в 94 квартире, с которым мы поговорили за жизнь и я даже смог немного пошло объяснить ему суть философии. Меня немного тревожила неестественность собственной мимики, потому что она была явно защитная, и я говорил довольно громко, так что это можно было бы интерпретировать как лекцию, как говорит мой отец, но я получил достаточно поддержки, и поэтому мне было приятно. Также утром вконтакте мне удалось пообщаться с девушкой, которая первая мне написала, следовательно, она проявляет ко мне симпатию и сделала даже коллаж из моей аватарки, когда я написал, что она несколько уныло (вероятно, этой девушке она нравилась), она отправила меня читать, но я стал искать книги в интернете, который ещё нет в моей читалке. пытался узнать, почему та, регрессия которая появилась в движке "стокфиш" до сих пор не была исправлена. я обещался читать мандельштама, но в результате переключился на книгу чалмерса. ещё я пытаюсь каким-то образом интерпретировать постоянное открывание рта как некий признак невроза или желания высказаться, или "во рту находятся желания" и он постоянно хочет быть открыт, а потом я нашёл некоторое сходство с зеванием как будто мне постоянно хочется зевнуть, а зевнуть это испытывать удовольствие, мне не хватает удовольствия ртом, и поэтому я много говорю. Была бы такая штука с рукой, чтобы постоянно хотелось бы писать -- цены бы не было такому неврозу. У чалмерса с его дуализмом, мне понравилась фраза про желания, которые проявляются феноменально. У меня продолжается насморк, и такой перескок в груди при дыхании. Когда я был у предположительно александра снизу, то у меня резко заболело плече -- было не очень приятно. есть скрипты.

Ходить на бесплатные мероприятия.
Сходить завтра к психологу против курения.
Не оправдываться.
Делать записи относительно мыслей прочитанных книг. (я оправдывался, что много читаю, вообще к черту эту самообвинительность: я оправдываюсь, что читаю. почему я должен быть не-читающим? почему я должен быть грубым? это всё от ани глупость, я не должен этим людям быть глупым)
стремиться к общению
написал рите -- жду ответа
смысл философа -- в создании гипнотических эффектов у окружающих, а это происходит в связи со связью чувств и образов, и в этом становятся схожи философ и поэт и в этом надо подражать поэтам.

венере я говорю, что мне на неё всё равно, потому что она ревнует к моим девушкам, у неё есть брат.

20:56 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
На даче был три дня, которые без особых промежутков читал своему отцу Фуко "Биоэтику", "Жертву и священное" -- то время, когда удалось себя собрать немного и факт ежедневных купаний помогает наладить свою расщеплённую телесную гармонию. Но чудовищный приезд женщины садиста со своими вечными благодеяниями разрушил комфорт двух шизофреников: были истерики, драки, обвинения -- и я почувствовал, что больной социум -- это ничем не лучше, чем одиночество и поиск крови -- новой крови, свежей. Меня не столько беспокоит звонки матери, сколько невозможность найти что-то сдерживающее, поэтому стало во мне столько агрессии.

15:44 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Мои сны проводят простые ответы -- на этот раз это была опасность заболеть венерическими заболеваниями. С этим связана боязнь полового акта. Ищу активно работу и теряю во многом энергию на неудачных отзывах. Много читаю, общаюсь с книгами фуко, в нем есть объяснительный потенциал, я стал понимать его схемы, что само по себе приятно и необычно. Чтение поэтов, исследование по Мандельштаму, быть нужным, желание в убить себя в любви.

00:53 

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Какая же эта ваша низость это доминирование и подчинение. Эти ниже выше -- это настолько презрительно.
Это недостойно человека -- эта воля к власти, она смотрится по философски неестественно, но я принял эти правила и теперь по ним играю. И больше я не могу быть простым, и теперь я мерюю людей по чему бы вы думали -- по тому насколько интенсивны их жесты, по тому как красочно и активно они себя проявляют -- это такой бред -- и этот бред мир -- и человек животное настолько, насколько он живёт этим. убейся мир об стену. мой мир был куда красивее -- он был естественным.
Нет обидам, нет депрессии
Да, хорошему настроению и активности
Да, здоровью
Да, интеллекту
Да, красоте
Да, упрямству

путь-ничто

главная