охлажденный космосом
Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
На даче был три дня, которые без особых промежутков читал своему отцу Фуко "Биоэтику", "Жертву и священное" -- то время, когда удалось себя собрать немного и факт ежедневных купаний помогает наладить свою расщеплённую телесную гармонию. Но чудовищный приезд женщины садиста со своими вечными благодеяниями разрушил комфорт двух шизофреников: были истерики, драки, обвинения -- и я почувствовал, что больной социум -- это ничем не лучше, чем одиночество и поиск крови -- новой крови, свежей. Меня не столько беспокоит звонки матери, сколько невозможность найти что-то сдерживающее, поэтому стало во мне столько агрессии.