охлажденный космосом
Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему.
Ловить весенние взгляды, слышать в сто раз острее, на дворе птицы в кровате сны, разрозненны и туманны. Дипломная горячка жаром нестерпимым в лицо бьёт. Ты знаешь, что я никогда тебя не любил. И ты знаешь, Катя, что у меня есть всё по другую сторону, сторону где глаза слегка игривы, где есть потаённая активность и тихая страсть -- там я нашёл себя и никогда не забуду. Молниеносно с выгнутой спиной стоите, врач вы, предо мной, и в голове у вас графья, а их уже не стало более, и только в дрёме просыпаясь прошу я вас -- подвиньте ногу. Потом увидети вы трутня, служите вы ему покорно, и что же выйдет в результате кроме слов и дурной брани.